Пятница, 21 июня, 2024
Пятница, 21 июня, 2024

«Надеяться на лучшее, готовиться к худшему». Чего ожидать от завтрашней встречи Зеленского и Байдена — интервью NV с Фесенко

Зачем украинский президент рискнул сесть на «американские горки» — встретиться с президентом США и Сенатом на фоне острого внутриполитического кризиса в Вашингтоне, объясняет политолог Владимир Фесенко.

12 декабря в Вашингтоне состоится встреча президентов Украины и США. Этот неанонсированный ранее визит Владимира Зеленского в Штаты состоится на фоне тяжелого кризиса в украино-американских отношениях, ведь республиканцы заблокировали рассмотрение представления Байдена о предоставлении помощи Украине — речь идет о $61 млрд — без рассмотрения законопроекта об укреплении охраны границы США с Мексикой.

Финансирование от Вашингтона на следующий год критически необходимо Киеву, так как в 2024-м США окунутся в водоворот президентских выборов с непредсказуемыми для Украины результатами. Поэтому команда Байдена пытается уже сейчас обезопасить украинские интересы. Ведь, как сказал госсекретарь США Энтони Блинкен, «это абсолютно жизненно необходимо для Украины».

Зеленский также будет выступать перед сенаторами, что позволит ему донести свою позицию не только до «лояльных» демократов, но и до «нелояльных» республиканцев.

Что именно украинский президент хочет получить по результатам визита в Штаты? Об этом NV поговорил с Владимиром Фесенко, политологом и директором Центра политических исследований «Пента».

— Чего стоит ожидать от завтрашней встречи Зеленского с Байденом и сенаторами?

— Я бы был очень осторожен в прогнозах. Потому что очевидно, о чем будет разговаривать Зеленский с сенаторами и Байденом.

С сенаторами он будет разговаривать о том, что нам крайне необходимо: чтобы и Сенат, и Конгресс в целом поддержали — причем немедленно, до рождественских каникул, — помощь Украине. Он будет убеждать, приводить, я думаю, очень серьезные аргументы, — от ситуации на фронте до того, что это, в конце концов, и США нужно, также будет отвечать на вопросы сенаторов.

Я думаю, лучше, что будет такая отдельная встреча, а не в контексте конфликта между демократами и республиканцами, как это было бы на закрытом брифинге. И именно поэтому Зеленский отменил это выступление [на прошлой неделе перед сенаторами по онлайн-связи].

Здесь [встреча будет] вживую, непосредственно. И тематика будет посвящена только Украине. Это более приемлемый для нас вариант.

Но в чем проблема? В том, что, к сожалению, и мы, и Израиль [Байден предложил помощь Украине в одном пакете с помощью Израиля] стали заложниками острого, очень острого внутриполитического конфликта. Это вопрос мексиканской границы и миграционного законодательства. И республиканцы, и Байден пошли на принцип. Это такой жесткий клинч, что называется по-простому ни туда, ни сюда. И решение вопроса о помощи Украине, к большому сожалению, зависит именно от того, удастся ли республиканцам и демократам, соответственно Белому дому, найти какой-то компромисс. Пойдет ли Байден на уступки республиканцам? Скажу проще. Если Байден пойдет на уступки республиканцам, республиканцы тоже проявят конструктивную позицию, найдут соответствующий формат этого компромисса, тогда и будет проголосована поддержка Украины. То есть это не только от нас зависит. Я бы сказал, от нас это зависит минимально. Но все равно. Есть смысл в том, чтобы все же сделать попытку, повлиять на Сенат, в первую очередь. Возможно, информационно на общественное мнение в США, это тоже нужно: убедить американцев, насколько нам именно сейчас необходимо это решение о поддержке — финансовой и военной. Для нас это вопрос в прямом смысле жизни и смерти наших бойцов. Это очень и очень важно.

Относительно встречи с Байденом, я думаю, что здесь будет рассматриваться более широкий спектр вопросов. Не столько о том, как сейчас решить вопрос в Конгрессе. Мы не будем вмешиваться во внутренние политические споры в США. Мы не можем становиться на сторону республиканцев или демократов. Это было бы худшее, что можно было сделать сейчас. Ни в коем случае не стоит поддерживать ни Байдена, ни республиканцев в этом конфликте по границе. Не вставать на сторону одной или другой стороны. И вообще избегать обсуждения этой темы, на мой взгляд. Они это должны сами решить, мы должны подчеркивать только то, что для нас крайне необходима эта поддержка.

Но главное, на чем надо сконцентрироваться в разговоре с Байденом — это вопрос запасного варианта. Если не проголосуют [помощь] в Конгрессе, как нам помочь в нынешней сложной ситуации? Какие есть запасные варианты? Потому что, когда говорят в Белом доме, что «ну все, конец, ничего сделать нельзя», — это аргументы направлены на общественное мнение в США и на конгрессменов.

Просто для примера. Израилю сейчас продают оружие и боеприпасы в обход разрешений Конгресса. Иначе говоря есть варианты, когда можно и без согласия Конгресса [оказывать поддержку]. Это не помощь, это продажа. Но, возможно, стоит идти по этому пути. Возможно, нужны определенные правительственные гарантии. То есть это вопрос, который надо решать, — запасные варианты на ближайший месяц-два.

Также надо проговорить, какова перспектива продолжения системной помощи США Украине в следующем году. Потому что это тоже для нас принципиальный вопрос. От этого зависит и стратегия на фронте, и стратегия в тылу.

На что мы можем рассчитывать со стороны США? В этом смысле, я думаю, будет не только вопрос о деньгах, а и о качестве американской помощи — на какую именно военную помощь со стороны США мы можем рассчитывать в следующем году, чтобы учитывать это в наших военных планах.

Безусловно, фактически, и США, и Украина сейчас должны определиться с дальнейшей политической стратегией. Это касается не только стратегии войны, но и стратегии нашей евроатлантической интеграции, ведь в следующем году саммит НАТО в США. И мы должны понимать, на что мы можем рассчитывать, как дальше будет решаться вопрос членства Украины в НАТО. Это очень непростой вопрос. США пока не готовы к предоставлению согласия на то, чтобы сделать приглашение для Украины. Ну и в НАТО, к сожалению, может быть сопротивление этому. В частности, и со стороны той самой страны, которая сейчас создает нам проблемы и в Европейском Союзе [речь о Венгрии]. Но и США не готовы. Я думаю, что Зеленскому еще придется Байдена убеждать, что нам нужны более решительные шаги со стороны США, более оптимистичные, более решительные сигналы относительно перспективы членства Украины в НАТО. Потому что это влияет на европейских партнеров.

Ну и думаю, что будет обсуждаться вопрос, как бы нам это не нравилось, перспектив переговоров [с Россией]. В каких форматах, как это можно сделать, на каких условиях. Потому что это тоже должна быть согласованная позиция, поскольку мы зависим от наших партнеров, то так или иначе эту тему придется обсуждать. В том числе и в контексте президентских выборов США.

— А что на самом деле Зеленский может получить по результатам этой поездки?

— Не бывает в большинстве случаев, чтобы визит был посвящен решению конкретной задачи — вот поехали и решили немедленно какую-то проблему или вопрос. Конкретные задачи решаются не одним визитом, а длительной, иногда многомесячной, а чаще многолетней работой, а не одним визитом. Поэтому говорить, что этот визит должен решить какие-то конкретные вопросы, это немножко наивно. Безусловная задача № 1 — способствовать решению вопроса о финансировании помощи Украине. Но сейчас это минимально зависит от нас. Нет волшебника, который бы решил этот вопрос. Потому что это внутриполитический конфликт. Помощь блокируется не только для Украины, но и для Израиля. И это при том, что в США гораздо более мощное израильское лобби, чем украинское. Но и они не могут решить этот вопрос. Поэтому в данном случае мы заложники ситуации.

Не стоит думать, что визит решит все проблемы. Нет. Этот визит должен стать определенным импульсом. Подтолкнуть сенаторов, конгрессменов, попытаться на них повлиять в последний момент этого года. Вдруг удастся, вдруг это поможет. Но мы должны быть готовы к тому, что, к большому сожалению, может и не быть положительного решения.

Именно поэтому с Байденом надо обсуждать запасные варианты. И тут могут быть конкретные результаты по запасным вариантам финансирования и военной помощи Украине. Но эти варианты, даже если о них договорятся, не будут обнародовать. Во всяком случае конкретно. Возможно в общих чертах о чем-то могут сказать, но обнародовать не будут. Потому что для Байдена и для нас это тактически невыгодно. Например, если договорятся о каком-то запасном варианте, а Байден публично использует по отношению к Конгрессу риторику, что крайне необходимо сейчас проголосовать [помощь], иначе украинцам будет очень-очень тяжело. Ну и для того, чтобы россияне тоже меньше об этом знали.

По НАТО такая же ситуация. Надо поднимать эту тему о дальнейших шагах нашей евроатлантической интеграции заранее. Не как было в текущем году, когда мы значительно активизировались перед Вильнюсским саммитом — был финишный рывок, штурм. Здесь, к сожалению, рывками проблему не решишь, надо проговаривать. Даже проговаривать варианты, которые кому-то у нас не нравятся, как идея [экс-генсека НАТО Андерса Фог] Расмуссена [принятие Украины в НАТО таким образом, чтобы статья 5 Договора о НАТО о коллективной обороне распространялась только на те территории, которые будет контролировать украинское правительство]. Нам надо сейчас искать разные варианты.

Я думаю, ещё одна из важных и главных тем [встречи Зеленского и Байдена] — вопрос соглашения о гарантиях безопасности для Украины. Надо понимать, что США не будут за нас воевать. Такой вариант вообще не будет рассматриваться, потому что это риск ядерной войны. Надо, чтобы это соглашение было более конкретным, не абстрактным. Это не будут гарантии в прямом смысле. Скорее, определенные обязательства по безопасности со стороны США по отношению к Украине. Например, стратегическое обязательство макроэкономической и военной поддержки Украины, обязательства по поддержке развития оборонного сектора Украины. Надо, чтобы это был не протокол о намерениях на будущее, а чтобы было четко указано, что США могут предоставлять оборонные технологии Украине, что могут создавать совместные оборонные предприятия, что в случае нападения на Украину США будут вводить санкции против страны-агрессора и будут предоставлять Украине как военную, так и макроэкономическую помощь. Этот вопрос, я думаю, тоже будет обсуждаться. Потому что работа над договором уже идет, но это надо согласовать. Когда мы выйдем с проектом договора — до Вашингтонского саммита НАТО или позже, — это будет привязано к определенным мирным переговорам с Россией в перспективе? Это тоже надо понимать.

Поэтому здесь как раз встреча с Байденом не столько о том, чтобы проголосовали в Конгрессе. Я боюсь, что сейчас это уже не столько от Байдена зависит, сколько от его готовности к компромиссу с республиканцами. Но мы в это не должны вмешиваться. С Байденом надо обсуждать вопросы совместных стратегий на следующий год и целый ряд конкретных стратегических вопросов, которые важны для Украины. И, безусловно, план Б на тот случай, если, не дай Бог, Сенат и Конгресс не найдут необходимого компромисса и не будет проголосован пакет помощи для Украины.

— Как вы оцениваете шансы относительно голосования за помощь Украине и Израилю?

— Пока, скажем так, шансы не очень оптимистичные, ситуация не очень оптимистичная. Все зависит от компромисса — вопрос границы. Это не вопрос о поддержке Украины. Логика такая: найдут компромисс по границе, возможно, в пакете с этим компромиссом будет сразу проголосована и помощь по безопасности для Украины и Израиля. Пока я не вижу никакой информации о каком-то действенном компромиссе между республиканцами и демократами. Поэтому пока я не оптимист в этом смысле, к сожалению.

— Тем более скоро рождественские каникулы в Конгрессе.

Осталось меньше недели. Хотя мы уже видели неоднократно, что иногда решались вопросы о продлении бюджета буквально в последний день. Поэтому кто знает. Вдруг они сегодня-завтра найдут такой компромисс по границе, как бывает у студентов — готовиться в последнюю ночь перед экзаменом. У нас тоже такой опыт есть, у наших парламентариев, когда бюджет принимают под елку. Вот так и здесь, под рождественскую елку. Возможно, решат, кто знает. Будем надеяться на лучшее, но готовиться надо к худшему. К сожалению.

0 FacebookTwitterPinterestEmail

Издатель: Weeknews News

Email: info@weeknews.media

Телефон: +440205771216