Четверг, 29 февраля, 2024
Четверг, 29 февраля, 2024

Московский синдром. Почему столица РФ не может остановить нашествие БПЛА, как эта кампания атак становится новой фазой войны и что она дает Украине

В ночь на 10 августа в московских аэропортах Внуково и Домодедово были задержаны десятки рейсов — из-за очередной атаки БПЛА, пытавшихся достичь Москвы. За последние недели таких налетов ударных дронов на российскую столицу было более десятка.

NV напоминает о наиболее резонансных из них и приводит мнения военных экспертов и аналитиков о том, почему российская ПВО не способна защитить собственную столицу и чем важны для Украины даже символические удары по Москве.

БПЛА почти ежесуточно атакуют Москву: что происходит и почему это новая фаза войны

«Такие атаки сейчас приносят войну в столицу России почти каждый день», — пишет 10 августа New York Times, называя налеты ударных дронов на Москву «новой фазой войны». С тех пор как в мае даже Вашингтон был ошеломлен ударом БПЛА по Кремлю, в начале лета наблюдалось «относительное затишье» в попытках воздушных атак внутри России. В дальнейшем же постоянные атаки беспилотников по Москве, хотя и менее дерзкие, «подчеркнули расширение границ досягаемости [со стороны] Украины».

Согласно подсчетам NYT в другом материале, за последние три недели — с учетом новой атаки в ночь на 10 августа — российские чиновники по меньшей мере 13 раз были вынуждены заявлять о «перехвате» воздушных атак на Москву. Всего же с мая Министерство обороны России сообщило о как минимум 30 атаках беспилотников на территории РФ (включая последнюю атаку в районе Москвы 10 августа). «Хотя атаки нанесли минимальный ущерб, особенно по сравнению с теми разрушениями, которые силы Москвы спровоцировали в Украине, они подчеркнули, куда может дотянуться Украина», — отмечает NYT. Со ссылкой на собственный анализ атак в России и интервью с экспертами и официальными лицами издание констатирует, что Украина «пытается наращивать парк собственных беспилотников и стремится атаковать все чаще».

Ниже приведен перечень самых заметных налетов БПЛА в районе Москвы в течение последних недель с начала июля:

  • 10 августа — мэр Москвы Сергей Собянин заявил, что ПВО якобы сбила два ударных БПЛА, которые летели в сторону российской столицы. Согласно его словам, один сбили в Калужской области, другой — в районе ЦКАД, федеральной автомобильной дороги в Московской области. В аэропортах Внуково и Домодедово вводили ограничения на полеты, были задержаны десятки рейсов. Сообщалось о взрывах возле Домодедово. В этот же день, как утверждает Минобороны РФ, еще 11 ударных дронов атаковали оккупированный Россией Крым.
  • 9 августа — Минобороны РФ заявило о двух БПЛА, сбитых над Московской областью. Собянин заявил, что один БПЛА «сбили» в районе Домодедово, другой — в районе Минского шоссе. В этот же день в Москве произошел мощный взрыв на оптико-механическом заводе в Сергиевом Посаде Московской области РФ. Российские источники не подтвердили данные об атаке БПЛА и не приписывали Украине ответственность за этот инцидент. В российском провоенном инфопространстве звучали утверждения о том, что к взрыву якобы привело нарушение техники безопасности. На заводе могли изготавливать военную оптику, разрабатывать новый бомбардировщик, там также мог быть склад боеприпасов.
  • 6 августа — Минобороны РФ заявило о попытке БПЛА атаковать объекты в Подмосковье, в частности было заявлено о сбитом беспилотнике в Подольском районе Московской области. Собянин сообщил, что аппарат пытался «прорваться» в Москву.

  • 1 августа — вторая атака дронов по небоскребу Москва-сити, который был впервые атакован за два дня до этого. В одной из башен на уровне 21-го этажа БПЛА повредил 150 кв. м остекления, в эту же башню было и предыдущее попадание. В Минобороны РФ пытались доказать, что полету беспилотника якобы помешали средства радиоэлектронной борьбы, после чего он «потеряв управление, потерпел катастрофу на территории комплекса нежилых зданий Москва-Сити». В тот же день еще два БПЛА сбили над территорией Одинцовского и Нарофоминского районов Московской области, как заявило военное руководство РФ.
  • 30 июля — первая атака БПЛА по двум башням Москва-Сити, где размещаются офисы Министерства цифрового развития РФ, Минэкономразвития и Минпромторга. Самое серьезное попадание произошло на уровне 10-го этажа одной из башен, в Минобороны РФ признали атаку двух БПЛА по комплексу Москва-Сити — хотя и заявили, что беспилотникам препятствовали средства РЭБ. Еще один ударный дрон той же ночью якобы сбили в Одинцовском районе Московской области. Из-за ночной атаки закрывали аэропорт Внуково.
  • 28 июля — российские военные сообщили об уничтожении беспилотника, который пытался атаковать объекты в Московской области.
  • 24 июля — в результате атаки дронов в Москве были выбиты стекла и частично повреждена кровля зданий недалеко от здания Минобороны РФ. По данным Bellingcat поврежденное беспилотником здание на Комсомольском проспекте в столице РФ расположено напротив центрального офиса кибервойск ГРУ. Еще один БПЛА упал на проспекте Лихачева в Даниловском районе Москвы. Вечером возле частного дома в поселке Первомайское под Москвой упал еще один БПЛА.
  • 4 июля — в Новой Москве и Московской области РФ прогремели взрывы. Российский режим заявил об атаке пяти дронов, утверждая, что их сбили. Сообщалось о взрывах в районе сел Валуево, Акиньшино и Кривошеино в Новой Москве. Один из беспилотников упал на крышу административного здания 45-й бригады Воздушно-десантных войск РФ.

«Работаем дальше»: что говорит об ударах украинская разведка

10 августа представитель Главного управления разведки Минобороны Украины Андрей Юсов, комментируя новые атаки в Москве и области, заявил, что РФ столкнулась с последствиями своего полномасштабного вторжения в Украину.

«Происходят последствия российского полномасштабного вторжения в Украину. Демонстрация на весь мир, что „вторая армия мира“, конечно, никакая не вторая, и даже не может справиться с защитой собственной столицы на болотах. Кара Божья происходит. Работаем дальше», — сказал Юсов, отметив, что подобных инцидентов становится все больше и больше. «И количественно, и качественно, и география расширяется. Это означает, что режим Путина контролирует ситуацию на России все меньше и меньше. Вместо того, чтобы защищать собственную страну и собственное небо, они занимаются геноцидной войной против другого независимого государства», — добавил он.

.coronavirus_subscribe.black-style, .coronavirus_subscribe.black-style
.collection_form__container{background:#262626;color:#fff}
.updated-style{box-shadow:0px 4px 4px 0px rgba(0, 0, 0, 0.25)}.updated-style .bn.bn-primary.bn-block{box-shadow:0px 4px 4px 0px rgba(0, 0, 0, 0.25)}.updated-style
.collection_form__main__subtitle{line-height:1.2;font-size:13px}.updated-style
.collection_form__main__title{margin-bottom:15px;font-family:’Noto Serif’}.updated-style
.collection_form__form{margin-top:15px}.updated-style .collection_form__not_subscribed,.collection_form__subscribed{min-width:auto}

Юсов заявил, что теперь перед так называемыми российскими элитами стоит вопрос, не лучше ли вернуть ПВО на территорию собственного государства.

Еще в начале августа Юсов отдельно объяснял, что атаки на Москву являются успешными в том числе и из-за дефицита ПВО в России. «Возможно, они придерживаются концепции дважды раненого Кутузова, который когда-то сказал, что для того, чтобы спасти Россию, надо сжечь Москву. Возможно, часть их военно-политического руководства именно этим и руководствуется, когда рассредоточивает свои силы и средства, в частности ПВО и радиоэлектронной борьбы — не для того, чтобы защищать собственную территорию, тем более столицу, а для того, чтобы, например, концентрировать их на временно оккупированных украинских территориях», — заявил представитель ГУР Украины.

Москва досягаема: западные и украинские аналитики о главных последствиях и деталях атак

New York Times поинтересовалась у экспертов, почему ударным дронам удается достигать Москвы и даже ее центра, несмотря на все попытки российских властей защитить столицу. «Небольшой беспилотник, который летит близко к земле и летит быстро, очень трудно перехватить, если вы прибегаете к антидроновим мерам — и это одинаково верно как для Москвы, так и для Вашингтона, — сказал изданию Сет Джонс, старший вице-президент вашингтонского Центра стратегических и международных исследований. — Откровенно говоря, это достаточно сложные вызовы, чтобы защититься от них, для любого государства». Поэтому хотя и Россия, и Украина обладают значительными возможностями противовоздушной обороны, обе страны «с трудом отражают атаки малых беспилотников», констатирует NYT. Издание также напоминает, что в течение многих лет Вашингтон действительно тратил значительные ресурсы на исследование того, как лучше защищаться от рисков, которые несут малые ударные БПЛА. Особую угрозу они представляют, если запускаются ночью или методом «роения» с разных направлений.

Поэтому атаки по Москве поставили вопрос о пробелах в системах ПВО, созданных для защиты российской столицы, считает Сэмюэл Бендетт, советник независимой исследовательской организации C.N.A., базирующейся в Вирджинии. По его словам, большинство систем ПВО во всем мире были разработаны для нацеливания на самолеты, вертолеты или ракеты — крупные цели, которые легко идентифицировать. «Большинство средств ПВО не были разработаны, чтобы пытаться перехватить малые БПЛА», — добавляет эксперт, указывая на слабое звено, благодаря которому ударные дроны донимают Москву.

Особое внимание NYT уделяет тому значению, которое имеют для Украины участившиеся попытки ударить по Москве . «Эти атаки свидетельствуют о том, что на фоне контрнаступательного марафона Украины, призванного освободить оккупированные земли, набирают обороты попытки „протолкнуть“ войну России вглубь ее собственной территории», — подчеркивает издание, напоминая о словах Владимира Зеленского, что перенос войны в РФ является «неизбежным, естественным и абсолютно справедливым процессом».

Издание также обращает внимание на время усиления атак БПЛА на Москву. Новые удары беспилотников по российской столице и загадочный взрыв на оптико-механическом заводе под Москвой произошли в тот момент, когда Россия развязала новую волну атак на Украину, подчеркивает NYT. В частности после срыва Москвой соглашения, которое позволяло Киеву транспортировать зерно по всему миру, РФ атаковала не только черноморские порты, но и портовую инфраструктуру на Дунае. Кроме того, за последние дни и недели РФ атаковала Киев волнами беспилотников, которые повредили административные и жилые дома, а также ударила по Покровску коварным двойным ударом с интервалом в 37 минут, убив девять человек и ранив еще более 80. А вечером 9 августа РФ нанесла новый смертельный удар по Запорожью. Теперь даже некоторые российские «военкоры» признают, что нападения на Москву могли быть призваны оказать психологическое воздействие на российскую общественность, которой до сих пор удавалось в основном избегать повседневных реалий войны. «Эти атаки, безусловно, являются психологическим давлением, — соглашается аналитик Сэмюэл Бендетт, — однако вопрос в том, насколько значителен эффект, если российское общество смирилось с этой войной».

Атакуя Москву, Украина преследует как минимум две цели, заявил в комментарии телеканалу ETV Райнер Сакс, бывший глава внешней разведки Эстонии. Во-первых, таким образом Киев действительно пытается донести до россиян реальность войны и заставить их изменить свое отношение к ней — при этом избегая масштабных жертв среди российского населения. «Сейчас это больше психологические атаки, чтобы подтвердить российскому населению, что они [украинцы] способны атаковать военные объекты с высокой ценностью в Москве», — отметил Сакс в эфире Ringvaade suvel на ETV.

Во-вторых, по его мнению, Киев также стремится заставить Россию сконцентрировать еще больше своих средств ПВО для защиты Москвы. «Поскольку Россия уже полтора года с большими сложностями воюет в Украине, немало сил ПВО было переброшено на фронт и потеряно там, поэтому этих средств ПВО просто стало не хватать. Украина, атакуя отдельные цели в Москве, безусловно, заставляет Россию сконцентрировать больше своих средств ПВО для обороны столицы, и это создает новые слабые места [на фронте], которыми можно будет воспользоваться», — пояснил Сакс.

Российская столица является неслучайной целью ударов БПЛА еще по одной весомой причине, подчеркнул эксперт Defence Express Иван Киричевский в эфире Radio NV. «Москва и Московская область — это такой сплошной ареал, где, грубо говоря, окурок не брось, там всегда найдется источник для „бавовны“. Потому что в самой Москве много предприятий военно-промышленного комплекса расположено», — напоминает Киричевский.

Важно и то, что атаки БПЛА теперь становятся регулярными и постоянными, подчеркнул военный обозреватель Денис Попович. «Я когда-то говорил о том, что россияне почувствуют на себе действие беспилотников типа шахед, а эти атаки для россиян станут постоянными. Вот сейчас мы приходим к таким временам, когда атаки беспилотников на Россию становятся постоянными. Они масштабируются. Поэтому они начинают понимать, что война понемногу начинает переходить уже на их территорию», — отметил Попович в эфире Radio NV.

Комментируя вопрос о том, откуда стартуют беспилотники, поражающие Москву, военный эксперт Михаил Жирохов допусимл их запуск неподалеку от самой российской столицы: «Это предположение имеет смысл с некоторых точек зрения. По крайней мере, те остатки [БПЛА], которые показывают россияне время от времени, — это легкие беспилотники, которые имеют ограниченную дальность полета. Поэтому это либо классная работа [главы ГУР Кирилла] Буданова и его команды, либо это действительно что-то такое на уровне российских провокаций».

Какие системы вооружения используются во время атак на Москву и какие именно здания каждый раз являются главной целью, установить трудно, поскольку ни российская, ни украинская стороны не предоставляют дополнительной информации о подробностях инцидентов, писал еще несколько дней назад CNN в обобщающем материале об атаках дронов в столице России. Похоже, чаще всего используются беспилотные летательные аппараты, рассчитанные на полет в одну сторону, которые «несут довольно маленькую боеголовку», сказал в комментарии CNN Дуглас Барри, старший научный сотрудник отдела военной аэрокосмической деятельности Международного института стратегических исследований (IISS). Он добавляет, что такие БПЛА используются в небольшом количестве, «поэтому если говорить о прямом военном влиянии — оно, мягко говоря, ограничено», отмечает Барри. Однако, отмечает он, те виды систем, которые вероятно использует Украина, «сравнительно простые, но для своих целей они эффективны».

Американский телеканал также подчеркивает существенные различия между налетами БПЛА на Москву (которые остаются ограниченными по своему масштабу, почти не приводят к жертвам и не направлены против жилых домов) и теми террористическими ударами, которые Москва уже полтора года без разбора наносит по украинским городам и населенным пунктам.

«Независимо от того, достигают ли они [ударные дроны, направленные на Москву] намеченных целей, эти цели, похоже, действительно являются зданиями, которые связаны с ответственностью за войну в Украине, — подчеркнул в разговоре с CNN Кейр Джайлз, эксперт по российским исследованиям в Chatham House и автор книг о вторжении РФ и ее внешней политике. — В этом смысле это совсем другой подход по сравнению с неизбирательными террористическими атаками со стороны России».

Джайлз также подтверждает: вопрос о том, как именно Украина осуществляет атаки, остается открытым. Однако эти удары по Москве «продемонстрировали недееспособность российской обороны», констатирует он.

Важно и то, что налеты на Москву не дают никаких оснований для подозрений в использовании западного оружия, пишет CNN. «Это системы, которые [Украина] может производить сама», — пояснил телеканалу авиаэксперт Дуглас Барри. По его словам, фундаментальная цель подобных атак БПЛА — «показать, что Москва не является недосягаемой».

После почти 18 месяцев дезорганизации и раздора, которые вызвало вторжение в Украину в самой России, Москве все труднее отрицать реальность того, что военные планы Кремля рушатся. «А власть Путина до сих пор казалась наиболее уязвимой в моменты, когда последствия войны поражают Россию — например, во время прошлогодней хаотичной военной мобилизации и во время июньского восстания ЧВК Вагнера. В этом контексте легко понять, почему регулярные напоминания о конфликте внутри России служат стратегическим интересам Украины», — резюмирует CNN.

«Украина определила, что общественное мнение в России и отношение к войне является одной из ключевых сфер, на которые они должны направить усилия, чтобы положить конец войне, — отмечает аналитик Кейр Джайлз. — Пока Россия может делать вид, что война — это что-то, что происходит где-то далеко, ничто не ослабит эту народную поддержку».

0 FacebookTwitterPinterestEmail

Издатель: Weeknews News

Email: info@weeknews.media

Телефон: +440205771216