Пятница, 21 июня, 2024
Пятница, 21 июня, 2024

Невидимые красные линии. Как ЦРУ тайно помогает Украине — Newsweek

ЦРУ способствует Украине в войне с РФ, однако количество агентов в стране ограничено и им установлены строгие рамки, которые были оговорены еще до начала полномасштабного вторжения. Об этом пишет издание Newsweek.

Представляем перевод статьи, над которой журналисты Newsweek работали более трех месяцев.

«Слепое пятно»

Одна из самых больших тайн украинской войны заключается в том, чего на самом деле ЦРУ не знает. Там в равной степени не уверены как в отношении мыслей и намерений Владимира Зеленского, так и в отношении мыслей и намерений Владимира Путина. Пока россиянин столкнулся со своей самой большой проблемой после неудачного мятежа, в Вашингтоне пытаются понять, что будут делать две стороны. Президент Джо Байден решил, что Соединенные Штаты (и Киев) не будут предпринимать действий, которые могут угрожать выживанию российского государства, если Путин не обострит конфликт и вся Европа не погрузится в новую мировую войну. В обмен на это рассчитывают, что Кремль не вынесет войну за пределы Украины и не использует ядерное оружие.

Позиция Америки шаткая, поскольку восстание Евгения Пригожина, главаря ЧВК Вагнера, ставит под вопрос, не исчерпались ли у Москвы варианты.

«Путин действительно прижат спиной к стене», — сказал Newsweek высокопоставленный сотрудник разведки, предупреждая, что, хотя ЦРУ полностью осознает, насколько Россия застряла в Украине, там не совсем уверены, что в дальнейшем Путин может предпринять. В связи с разговорами о возможном размещении российского ядерного оружия в Беларуси и на фоне публичного обнародования Пригожиным ужасных потерь во время боевых действий, которые Москва замалчивала, источник говорит, что наступил довольно деликатный момент. «Происходящее вне поля боя — это сейчас самое важное, — сказал человек, пожелавший остаться неназванным, чтобы говорить откровенно. — Обе стороны обязались ограничить свои действия, но выполнение этих обязательств возлагается на Соединенные Штаты. Все зависит от качества нашей разведки».

«Тайная война с тайными правилами, которые лежат в основе всего, что происходит в Украине», — говорит старший сотрудник разведки администрации Джо Байдена, который также общался с Newsweek. Чиновник, который непосредственно участвует в планировании политики в отношении Украины, также пожелал анонимности для обсуждения строго секретных вопросов. Чиновник (и многие его коллеги, которые разговаривали с Newsweek) говорит, что Вашингтон и Москва имеют за плечами десятилетия опыта создания этих тайных правил, где ЦРУ играет чрезвычайно важную роль: как главный шпион, как участник переговоров, как поставщик разведданных, как логистическое звено, как сторона дискуссий в сети чувствительных отношений НАТО и, пожалуй, самое главное, как агентство, которое пытается обеспечить, чтобы война не вышла из-под контроля.

«Не стоить недооценивать приоритет администрации Байдена — уберечь американцев от опасности и заверить Россию, что ей не нужна эскалация», — говорит старший офицер разведки. «Работает ли ЦРУ в Украине? — спрашивает он риторически. — Да, но это не является нечестным».

Newsweek подробно проанализировал масштабы деятельности ЦРУ в Украине, особенно в свете участившихся вопросов Конгресса относительно масштабов помощи США и того, придерживается ли президент Байден своего обещания не направлять своих солдат на поле боя. Ни ЦРУ, ни Белый дом не предоставили конкретного подтверждения, но там попросили, чтобы Newsweek не раскрывал конкретных мест операций ЦРУ в Украине или Польше, не называл другие страны, вовлеченные в тайные акции, и не намекал на пути воздушного сообщения, благодаря которым происходят тайные логистические действия США. На неоднократные запросы предоставить официальный комментарий, ЦРУ ответило отказом. Ни украинское, ни российское правительства не ответили на запросы о комментариях.

.coronavirus_subscribe.black-style, .coronavirus_subscribe.black-style
.collection_form__container{background:#262626;color:#fff}
.updated-style{box-shadow:0px 4px 4px 0px rgba(0, 0, 0, 0.25)}.updated-style .bn.bn-primary.bn-block{box-shadow:0px 4px 4px 0px rgba(0, 0, 0, 0.25)}.updated-style
.collection_form__main__subtitle{line-height:1.2;font-size:13px}.updated-style
.collection_form__main__title{margin-bottom:15px;font-family:’Noto Serif’}.updated-style
.collection_form__form{margin-top:15px}.updated-style .collection_form__not_subscribed,.collection_form__subscribed{min-width:auto}

В ходе трехмесячного расследования Newsweek пообщался с более чем десятью экспертами и должностными лицами разведки. Издание также искало альтернативные точки зрения. Все авторитетные эксперты и официальные лица, с которыми общался Newsweek, согласились, что ЦРУ успешно выполняло свою роль в отношениях с Киевом и Москвой, переворачивая горы информации, а также в отношениях с другими странами, некоторые из которых тихо помогают, одновременно стараясь держаться подальше от российских глаз. Они не отрицали, что в выполнении главной задачи ЦРУ — знать, что происходит в головах лидеров России и Украины — у управления есть трудности.

Эксперты по разведке говорят: эта война уникальна тем, что Соединенные Штаты поддерживают Украину, хотя эти две страны не являются союзниками. Формально США не находятся в состоянии войны с Россией. Таким образом, многое из того, что делает Вашингтон для помощи Украине, приходится держать в тайне, и многое из того, что обычно является прерогативой американской армии, делает ЦРУ. Все, что происходит, включая работу внутри Украины, должно соответствовать установленным Байденом ограничениям.

«Это сложный баланс — ЦРУ очень активно участвует в войне, но не противоречит главному обещанию администрации Байдена, которое заключается в том, что на поле боя нет американских солдат», — говорит еще один высокопоставленный сотрудник разведки, которому разрешили говорить на условиях анонимности.

Ведущая роль в войне в Украине укрепила моральный дух ЦРУ после эпохи плохих отношений между бывшим президентом Дональдом Трампом и руководителями разведки. Собеседник Newsweek говорит, что, хотя некоторые в управлении хотят более открыто говорить о возвращении его важности, это вряд ли произойдет. «В „верхушке“ ЦРУ обеспокоены тем, что слишком большая бравада относительно его роли может спровоцировать Путина», — говорит представитель разведки.

Отчасти по этой причине ЦРУ стремится дистанцироваться от всего, что может содержать предположение о прямом нападении на Россию и любом участии Штатов в реальных боевых действиях — то, что Киев уже неоднократно делал, от диверсии на газопроводе Северный поток (власти Украины категорически отрицают причастность к подрыву газопровода — ред.) и мосту через Керченский пролив до беспилотников и спецопераций на российской территории. Эти атаки противоречат обещаниям Зеленского, что Украина не будет предпринимать действий, которые могут расширить масштабы войны.

«Распространенная точка зрения, что ЦРУ играет центральную роль, например, в гибели российских генералов на фронте или в важных ударах, таких как затопление флагманского корабля Москва, не подходит для Киева, — говорит высокопоставленный чиновник военной разведки в отставке, которому разрешили поговорить с Newsweek анонимно. — Если мы хотим, чтобы Киев нас услышал, нам нужно напомнить самим себе, что это украинцы выиграют войну, а не мы».

Вашингтон тихо выразил правительству Зеленского свое недовольство атакой на Nord Stream в сентябре прошлого года, но за этой диверсией последовали другие удары, включая недавнюю атаку беспилотников на Кремль. Это вызвало сомнения относительно одной из главных обязанностей разведки — знать достаточно о том, что планируют украинцы, чтобы повлиять на них и соблюдать тайное соглашение с Москвой.

Решение проблем

ЦРУ заняло центральное место в войне еще до ее начала. В начале своего правления Байден назначил директора управления Уильяма Бернса своим глобальным тайным оператором, способным общаться с иностранными лидерами за пределами обычных каналов, человеком, который мог бы овладеть важным геополитическим пространством между открытым и скрытым, чиновником, который организовывал бы работу в промежутке между чисто военной и чисто гражданской сферой.

Как бывший посол в России, Бернс был особенно влиятелен. ЦРУ наблюдало за ростом амбиций России, и в ноябре 2021 года, за три месяца до вторжения, Байден отправил Бернса в Москву, чтобы предупредить Кремль о последствиях вторжения. Хотя российский президент пренебрежительно отнесся к эмиссару, оставшись в Сочи на берегу Черного моря, в 800 милях от столицы, он согласился поговорить с Бернсом через кремлевский защищенный телефон.

«По иронии судьбы, встреча оказалась очень успешной», — говорит другой высокопоставленный сотрудник разведки, информированный о событии. Несмотря на то, что Россия все же вторглась в Украину, две страны смогли принять правила взаимодействия. Администрация Байдена пообещала, что Соединенные Штаты не будут воевать напрямую и не будут добиваться смены режима в Москве. Россия ограничит свое нападение на Украину и будет действовать в соответствии с негласными, но хорошо понятными инструкциями по тайным операциям.

«Существуют тайные правила, — говорит высокопоставленный чиновник оборонной разведки, — даже если они не кодифицированы на бумаге, особенно когда какая-то страна не участвует в войне на уничтожение». Стороны не нарушают обычных границ шпионажа, не пересекают определенных границ и не нападают на политическое руководство или дипломатов друг друга. «В целом россияне уважали эти невидимые красные линии», — говорит источник.

После того, как российские войска вошли в Украину, Соединенным Штатам пришлось быстро изменить темп действий. ЦРУ, как и остальное разведывательное сообщество США, неправильно оценило военный потенциал России и устойчивость Украины: РФ не смогла взять Киев и отступила с севера.

Штабквартира ЦРУ в Лэнгли (Фото: ЦРУ)

Штабквартира ЦРУ в Лэнгли / Фото: ЦРУ

К июлю прошлого года стало понятно, что война станет длительной. Фокус Вашингтона изменился с символического развертывания войск в Европе для «сдерживания» России до предоставления оружия для поддержки способности Украины воевать. На фоне мастерского публичного лоббирования Зеленским потребностей Украины Соединенные Штаты медленно и неохотно согласились поставлять лучшее оружие с большей дальностью, оружие, которое теоретически могло бы угрожать территории России и таким образом создавать риск той самой эскалации, которой и опасались.

«Конечно, Зеленский превзошел всех в том, как он добивается того, что хочет, но Киев также вынужден был согласиться подчиняться определенным невидимым линиям», — говорит высокопоставленный чиновник разведки. Благодаря тайной дипломатии, которую преимущественно возглавляет ЦРУ, Киев обязался не использовать оружие для нападения на Россию. Зеленский открыто пообещал это. За кулисами также пришлось убедить десятки стран принять ограничения, установленные администрацией Байдена. Некоторые из этих стран, включая Британию и Польшу, готовы пойти на больший риск, чем удобно Белому дому. Другие — включая некоторых соседей Украины — не вполне разделяют американское и украинское отношение к конфликту, не пользуются единодушной общественной поддержкой своих антироссийских усилий или не хотят открыто противостоять Путину.

ЦРУ выпало управлять этим сложным процессом, работая через своих коллег из внешней разведки и служб безопасности, а не через публичных политиков и дипломатов. Ведомство создало собственные оперативные базы, обратилось за помощью к соседям Украины, чтобы лучше понять Путина, а также Зеленского и его администрацию. Сотрудники управления ездили в Украину и обратно на секретные миссии, чтобы помочь в освоении нового оружия, о котором иногда открыто не сообщалось. Но операции ЦРУ всегда проводились с прицелом на то, чтобы избежать прямого столкновения с российскими войсками.

«ЦРУ действовало в Украине по строгим правилам и ограниченным персоналом, — рассказывает источник, — Спецоператорам запрещено выполнять тайные миссии, а если они это и делают, то в очень малом объеме».

Проще говоря, сотрудники ЦРУ могут регулярно делать — и делают — то, что не могут военные США. В том числе внутри Украины. С другой стороны, военным запрещен въезд в Украину, за исключением некоторых случаев, которые должны быть утверждены Белым домом. Пентагон ограничен небольшой численностью персонала посольства в Киеве. Newsweek не смог установить точное количество сотрудников ЦРУ в Украине, но источники предполагают, что их было не более 100 за одну миссию.

После того, как все военнослужащие США были публично выведены из Украины в феврале 2022 года, включая сотрудников сил специальных операций, Белый дом определил роли, которые различные ведомства могут играть, реагируя на разворачивающиеся события. Президент Байден подписал директивы по вопросам национальной безопасности, санкционировав определенные тайные операции против России. Между Пентагоном и ЦРУ были установлены «полосы движения», как это было в Афганистане сразу после 11 сентября. Бернс и министр обороны Ллойд Остин тесно сотрудничают; отношения двух ведомств, по данным из ЦРУ, никогда не были лучше.

Сейчас, более чем через год после вторжения, Соединенные Штаты поддерживают две большие сети, одну публичную и одну тайную. Корабли доставляют грузы в порты Бельгии, Нидерландов, Германии и Польши, далее они направляются автомобилями, поездами и по воздуху в Украину. Тайный флот коммерческих самолетов пересекает Центральную и Восточную Европу, транспортируя оружие. ЦРУ попросило Newsweek не указывать конкретные базы, где работает эта сеть, а также называть авиационного подрядчика. Высокопоставленный представитель вашингтонской администрации сказал, что большая часть сети успешно скрыта и было бы неправильно предполагать, что российская разведка знает подробности операций ЦРУ. В Вашингтоне считают, что если бы маршрут поставки был известен, Россия атаковала бы хабы и маршруты.

Ничего из этого нельзя было бы достичь без значительных усилий контрразведки, которая препятствует шпионажу России. Это и есть главная работа ЦРУ. Российская разведка очень активна в Украине, говорят эксперты, следовательно, почти все, чем США делятся с Украиной, становится известным России. Другие страны Восточной Европы так же пронизаны российскими шпионами и симпатизантами, особенно те, что граничат с Украиной.

«Значительную часть нашего времени занимает поиск российских агентов в иностранных правительствах и разведывательных службах, — говорит сотрудник военной контрразведки, — Нам удалось обнаружить российских шпионов в украинском правительстве и армии, а также в различных точках цепи поставок. При этом российское проникновение в страны Восточной Европы, даже те, которые являются членами НАТО, является глубоким. Российские операции влияния представляют наш непосредственный интерес».

Поскольку через Восточную Европу начало поступать оружие на миллиарды долларов, еще одним вопросом, над которым работает ЦРУ, является борьба с коррупцией, что оказалось большой проблемой. Это предполагает не только учет того, куда поступает оружие, но и пресечение краж и откатов, связанных с перемещением такого количества материальных средств.

Связь с Польшей

Менее чем через месяц после того, как российские танки пересекли границу на пути в Киев, директор Бернс приземлился в Варшаве, пообщался с руководителями польских спецслужб и заключил соглашения, которые позволили ЦРУ использовать соседа Украины как хаб. После окончания холодной войны между Польшей и США через ЦРУ установились особенно теплые отношения. В течение 2002−2003 годов в польском селе Старые Кейкуты располагалась «тайная тюрьма» ЦРУ. После российского вторжения на Донбасс и Крым в 2014 году деятельность разведуправления в стране расширилась.

Польша официально стала центром реагирования НАТО, сначала для обслуживания сотен тысяч беженцев, которые бежали от войны, а затем как логистический центр поставки оружия в Украину. Там также создан передовой штаб 5 армейского корпуса, оборудованы склады боеприпасов США. Был активирован постоянный армейский гарнизон, первый в истории на восточном фланге НАТО, и сегодня в Польше находится около 10 000 американских военных.

Но настоящая ценность Польши заключается в ее роли в тайной войне ЦРУ. Бернс вернулся в Варшаву в апреле прошлого года, вновь встретившись с министром внутренних дел и координатором «спецслужб» Мариушем Каминским, чтобы обсудить масштабы сотрудничества между двумя странами, особенно в сборе разведданных. Из Польши офицеры ЦРУ могут связаться со многими агентами, в частности в Украине и России. Сотрудники Центра специальных мероприятий взаимодействуют со своими украинскими партнерами и силами специальных операций 20 стран, почти все из них также задействованы на польских базах. Кибероператоры ЦРУ также тесно сотрудничают с польскими партнерами.

Близость американо-польских отношений особенно пригодилась в ноябре прошлого года. Бернс находился в штаб-квартире турецкой разведки в Анкаре, где встречался со своим российским коллегой Сергеем Нарышкиным. Там он подчеркнул важность «стратегической стабильности» и сделал новое предупреждение, что Соединенные Штаты не потерпят ядерного шантажа или эскалации. Из Турции он полетел в Украину, чтобы проинформировать Зеленского о переговорах.

Пока он был в пути, ракета упала на польскую деревню Пшеводув, менее чем в 20 милях от украинской границы, что вызвало дипломатический стресс и бурный шум в прессе. Нападение России на страну НАТО могло активировать статью 5 Устава Альянса, согласно которой нападение на одного союзника является нападением на всех. Но американская разведка, отслеживая тепловые сигнатуры, которыми сопровождается каждый пуск ракеты, сразу поняла, что ракета летела с территории Украины, а не из России. (Оказалось, что это была украинская ракета «земля-воздух», которая вышла из строя). Бернс получил разведывательные данные из Вашингтона и немедленно передал их президенту Польши Анджею Дуде.

Один кризис удалось предотвратить. Но назревал новый. Удары по России продолжались и даже усиливались, вопреки фундаментальному условию США о поддержке Украины. В России произошел таинственный всплеск убийств и диверсий, некоторые из которых произошли в Москве и вблизи нее. ЦРУ пришло к выводу, что некоторые из нападений имели внутренний характер и были совершены зарождающейся российской оппозицией. Но другие были работой Украины — даже если аналитики не были уверены относительно степени вовлеченности руководства или персонально Зеленского.

«Карма — жестокая вещь»

В начале войны Киев принял ограничения администрации Байдена относительно нападений на Россию, даже несмотря на то, что это поставило его в невыгодную позицию, поскольку россияне вели воздушные и ракетные атаки со своей территории. В обмен на это США пообещали оружие и разведданные, которые поступали во все большем количестве, и усиление огневой мощи, на чем Зеленский настаивал все сильнее.

Соглашение сохранялось достаточно долго. Время от времени происходили трансграничные артиллерийские атаки и случайные удары по России; в каждом случае Украина не признавала причастности. Затем была атака на газопроводы Nord Stream 26 сентября. Хотя они территориально проложены не в России, они принадлежали российской государственной газовой компании Газпром. Украина снова отрицала свою причастность, несмотря на подозрения ЦРУ. «Мы не имеем отношения к аварии в Балтийском море и не располагаем информацией о… диверсионных группах», — заявили в администрации Зеленского, назвав любые иные предположения «забавными теориями заговора».

Далее произошел взрыв грузовика на мосту в Керченском проливе 8 октября. Украина угрожала атаковать 12-мильный мост, соединяющий Россию и Крымский полуостров, который Москва незаконно аннексировала в 2014 году. Путин обвинил в атаке украинские «спецслужбы». На встрече со своим Совбезом он заявил: «Если на нашей территории продолжатся попытки проведения террористических актов, ответ будет жестким и по своему масштабу будет соответствовать уровню угроз, созданных Российской Федерации». И действительно, Россия ответила многочисленными ударами по украинским городам.

«Эти атаки лишь укрепляют наше обязательство поддерживать народ Украины столько, сколько это потребуется», — заявил Белый дом. Однако за кулисами ЦРУ пыталось определить причину нападения на Крымский мост.

«Разведка узнала, что Зеленский либо не имел полного контроля над собственными военными, либо не хотел знать об определенных действиях», — говорит военный разведчик. После нападения на Керченский мост был нанесен удар по базе российских бомбардировщиков Энгельс, почти в 700 милях от Киева. По словам высокопоставленного американского чиновника, ЦРУ не знало ни об одной из этих атак заранее. Начали распространяться слухи о том, что управление через некую таинственную третью сторону руководит ударами по России. Вашингтон решительно возразил. «Утверждение о том, что ЦРУ каким-то образом поддерживает диверсионные сети в России, является категорической неправдой», — заявила официальный представитель ЦРУ Тэмми Торп.

В январе этого года Бернс вернулся в Киев, чтобы встретиться с Зеленским и его украинскими коллегами и обсудить «тайную войну» и необходимость сохранения стратегической стабильности. «Киев начал чувствовать вкус потенциальной победы и поэтому был готов сильнее рисковать. К тому же появились российские диверсионные группы», — говорит информированный чиновник разведки.

Кульминацией стала атака дронов 3 мая на Кремль. Секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев обвинил США и Великобританию, заявив, что «теракты направлены на дестабилизацию общественно-политической ситуации, подрыв конституционных основ и суверенитета России». Украинские чиновники косвенно признали вину. «Карма — жестокая вещь», — подлил масла в огонь советник офиса Зеленского Михаил Подоляк.

Высокопоставленный польский чиновник сказал Newsweek, что вряд ли возможно убедить Киев придерживаться договоренности об ограниченном характере войны. «По моему скромному мнению, ЦРУ не понимает природы украинского государства и неконтролируемых группировок, которые там существуют», — говорит польский чиновник, пожелавший остаться неназванным.

В ответ высокопоставленный чиновник оборонной разведки США отметил деликатный баланс, который ЦРУ должно поддерживать: «Я бы не сказал, что ЦРУ потерпело неудачу». Но чиновник считает, что диверсионные атаки и бои на российской территории создали новые осложнения, и продолжение украинских диверсий «может повлечь катастрофические последствия».

0 FacebookTwitterPinterestEmail

Издатель: Weeknews News

Email: info@weeknews.media

Телефон: +440205771216