Среда, 28 февраля, 2024
Среда, 28 февраля, 2024

Пафос, русская черная икра и сплетни. Как чествовали первых лауреатов Нобелевской премии — NV приводит воспоминания очевидцев

В то, что имена первых нобелевских лауреатов держат в тайне до вручения премии, верили только за рубежом — в Швеции список награжденных был известен даже детям.

Автор: Ростислав Камеристов

Через пять лет после смерти Альфреда Нобеля 10 декабря 1901 года состоялась первая церемония награждения лауреатов его премии. Нет достоверных объяснений, почему фотографий с того события не найти. И едва ли не единственная иллюстрация старта грандиозного проекта — этот рисунок неизвестного автора.

По воспоминаниям очевидцев, вручение первой премии было помпезным и одновременно скучным. Но чрезвычайно таинственным, ведь имена лауреатов в научных кругах были якобы неизвестными до последней секунды. Однако, члены семей, даже дети организаторов церемонии, знали, кто победил, еще за несколько недель до награждения — даже не осознавая, каким секретом владеют.

Для первой Нобелевской церемонии большой зал Шведской королевской академии музыки в Нюбровикене, небольшой бухте в центре Стокгольма, украсил сам Аги Линдегрен — королевский архитектор, который возводил до этого летнюю резиденцию монаршей семьи. На довольно вместительной эстраде сидел королевский оркестр в густом окружении живых растений и сосновых веток. Из центра сцены притягивал взгляд мраморный бюст Альфреда Нобеля, украшенный гигантским лавровым венком и сине-золотой лентой. Под сценой организаторы поставили три стула для членов королевской семьи. А лауреатов Нобелевской премии разместили во втором ряду — прямо за спинами монархов, немного не продумав этот момент.

Все выглядело старомодным и довольно скучным, по словам студенческого маршала 20-летнего Фольке Генсчена, который наблюдал за действом с балкона.

«Когда королевская семья села на свои места, королевский оркестр разразился помпезной праздничной увертюрой Людвига Нормана. После этого председатель Нобелевского фонда, бывший премьер-министр Эрик Густав Бострём поднялся на трибуну и в длинной речи описал жизнь, характер, открытия Альфреда Нобеля и его горячее желание приносить пользу человечеству ежегодными наградами из своего состояния. Далее выступил влиятельный постоянный секретарь Шведской академии Карл Давид аф Вирсен и прочитал „стихотворение“ — по крайней мере так сказано в программе, которую я до сих пор храню», — иронично описывает событие Генсчен,

«Две вещи побуждают нас нести тяжелую ответственность: воля Смерти и честь нашей Матери», — прозвучала последняя строка Вирсенового стихотворения, которое он составил для церемонии и метафоры в котором понимал больше всего сам автор.

Само вручение премий началось после ряда пафосных речей, от которых публика успела проголодаться, а кто-то начал тихонько зевать.

Кронпринц Швеции и Норвегии Густав вручил награду по физике Вильгельму Рентгену за открытие X-лучей. Еще один немец — Эмиль фон Беринг — получил премию в области медицины и физиологии за антитоксин для лечения дифтерии. Нидерландца Якоба Гендрика Вант-Гоффа наградили за заслуги в открытии законов химической динамики и осмотического давления в растворах — мало понятное неспециалисту, оно поможет глубже бурить скважины и обеспечит фильтры обратного осмоса для питьевой на домашних кухнях.

.coronavirus_subscribe.black-style, .coronavirus_subscribe.black-style
.collection_form__container{background:#262626;color:#fff}
.updated-style{box-shadow:0px 4px 4px 0px rgba(0, 0, 0, 0.25)}.updated-style .bn.bn-primary.bn-block{box-shadow:0px 4px 4px 0px rgba(0, 0, 0, 0.25)}.updated-style
.collection_form__main__subtitle{line-height:1.2;font-size:13px}.updated-style
.collection_form__main__title{margin-bottom:15px;font-family:’Noto Serif’}.updated-style
.collection_form__form{margin-top:15px}.updated-style .collection_form__not_subscribed,.collection_form__subscribed{min-width:auto}

Лучшим литератором стал французский поэт Рене Сюлли-Прюдом. За наградой он приехать не смог из-за болезни, поэтому ее передали французскому дипломату.

Лауреатов премии мира Анри Дюнана, основателя Красного креста, и Фредерика Пасси тоже не было на церемонии — их отдельно награждали в норвежской Христиании (Осло).

После официоза в Гранд Отеле начался праздничный банкет. На него стоило попасть, чтобы увидеть, как уже под утро двое коллег Генсчена носили по залу нобелианта Вант-Гоффа в позолоченном кресле.

На утро — первые отзывы. Не утихали пересуды и о Рентгене — он, мол, не сам открыл Х-лучи, потому что еще до немца о них заявил украинец Иван Пулюй. А с ним активно общался нобелиант. Разговоры о некомпетентности комитета усилило само поведение Рентгена: он просидел с неделю в гостинице, отказавшись от лекции перед научной общественностью Швеции, хотя она была официальным условием награды.

А «Молодая богема», как называли тогда поколение скандинавских писателей, была весьма удивлена и оскорблена наградой Прюдома. Среди них и 53-летний Аугуст Стриндберг — уже признанный классик шведской литературы. Следовательно, они даже взялись за письмо к Льву Толстому, потому что тот был среди номинантов на премию и должен был бы поддержать незамеченных нобелевским комитетом коллег.

То, что имена номинантов, как до, так и после определения лауреата, были тайной, считали только за пределами Швеции. Стена Мёрнер — дочь Карла Мёрнера, который определял нобелевских лауреатов по медицине в течение 13 лет, — вспоминает, что дома знали обо всех причастных к премии даже дети.

Стена была в то время подростком и помогала матери с организацией домашних приемов, которые были отголоском главной церемонии. Она вспоминает, что на один из таких обедов раньше других примчался Эммануэль Нобель, племянник основателя премии. Он преподнес хозяйке килограммовую банку дорогой русской икры и осыпал комплиментами присутствующих дам. Девочка была очень поражена, когда этот любезный дядечка через минуту вышел на улицу и, резко изменив тон, грязно обругал своего кучера.

К слову, именно благодаря Эмануэлю исполнилось завещание его дяди. После смерти Альфреда Нобеля родственники пытались объединить усилия и обжаловать завещание в суде. Еще бы, $10 млн — на неизвестно что. И, по утверждению адвокатов, имели все шансы выиграть дело. Но именно Эммануэлю удалось убедить большую семью, что судебная волокита — недостойное дело. Следовательно, они все же получили $100 тыс. компенсации на всех и поделили между собой.

А в 1904-м в дом Мёрнеров наведался российский физиолог Иван Павлов, едва получивший награду. Дети несколько притихли. «Мы были напуганы, потому что всегда наши горничные говорили: „Если вы будете невежливыми, придут русские и заберут вас!“ Ходили слухи о странствующих русских точильщиках пил, которые искали работы в восточных приморских провинциях и на самом деле были шпионами. Я почти с дрожью тогда пожала руку Павлову — теплому улыбающемуся белобородому человечку».

Как бы там ни было, сгоревшие первые блины меценатского проекта Альфреда Нобеля не помешали его премии стать главной наградой достижений человечества.

.print_magazine_promo{ position: relative; background: #f5e7d9; border: 2px solid #000; margin-top: 15px; padding: 60px 40px 110px 40px; font-size: 17px; line-height: 1.3; } .print_magazine_promo .logo{ position: absolute; top: -20px; left: calc(50% — 35px); width: 70px; } .print_magazine_promo .wrez{ position: absolute; bottom: 0px; left: calc(50% — 180px); width: 360px; z-index: 1; } .print_magazine_promo .text{ position: relative; z-index: 2; } .print_magazine_promo .text a { color: var(—main-color-darken); text-decoration: underline; }

0 FacebookTwitterPinterestEmail

Издатель: Weeknews News

Email: info@weeknews.media

Телефон: +440205771216