Вторник, 28 мая, 2024
Вторник, 28 мая, 2024

«Меня это бесит». Залужный об упреках в «медленном» наступлении, откровенных разговорах с Милли и критических потребностях ВСУ — полное интервью WP

Главнокомандующий Вооруженных сил Украины Валерий Залужный, который нечасто дает большие интервью, резко отреагировал на заявления многих западных чиновников и аналитиков, которые упрекают ВСУ в якобы «медленном» контрнаступлении.

В разговоре с американским изданием The Washington Post, которое еще год назад открыло свое бюро в Киеве, Залужный напомнил западным партнерам Украины, что контрнаступательные действия — «это не шоу», а крайне необходимых самолетов для защиты своих войск Украина пока так и не получила.

Это всего лишь четвертое большое интервью Валерия Залужного с начала полномасштабной войны. Летом прошлого года он поговорил с журналом TIME, в декабре пообщался с журналом The Economist, а в годовщину вторжения рассказал об обороне Украины Дмитрию Комарову.

Поскольку The Washington Post подает разговор с Залужным в виде ряда отдельных цитат и реплик непрямой речью, NV перевел этот материал полностью. Публикация называется Главный украинский генерал Валерий Залужный хочет снарядов, самолетов и терпения.

***

Генерал Валерий Залужный, высший офицер Вооруженных сил Украины, говорит, что для более быстрого прогресса контрнаступления Украины ему нужно больше — причем любого оружия. И он говорит всем, кто готов его услышать — включая своего американского коллегу генерала Марка Милли в недавнем разговоре в среду [28 июня], — что эти ресурсы нужны ему сейчас.

В редком развернутом интервью The Washington Post Залужный выразил разочарование тем, что, хотя его крупнейшие западные сторонники [страны НАТО] никогда бы не начали наступление без преимущества в воздухе, Украина до сих пор не получила современных истребителей — при этом ожидается, что она быстро вернет оккупированные россиянами территории. [Самолеты] F-16 американского производства, обещанные недавно, поступят не раньше осени — и это в лучшем случае.

Залужный сказал, что его войска также должны были бы использовать по крайней мере столько же артиллерийских снарядов, сколько и враг, но из-за ограниченных ресурсов ВСУ иногда в десять раз уступают [россиянам в количестве артиллерийских залпов].

Поэтому «меня это бесит», сказал Залужный, [подразумевая случаи], когда он слышит, что долгожданное контрнаступление Украины на востоке и юге страны началось медленнее, чем «ожидалось» — это мнение публично высказали западные официальные лица и военные аналитики, а также президент Владимир Зеленский. По словам Залужного, его войска ежедневно достигают определенного продвижения — даже если иногда это всего 500 метров.

«Это не шоу, — заявил Залужный в среду [28 июня] в своем кабинете в Генштабе Украины, — Это не шоу, которое весь мир смотрит и где делает ставки или что-то вроде того. Каждый день, каждый метр дается кровью».

«Без полного обеспечения [необходимым вооружением] эти планы вообще неосуществимы, — добавил он. — Но они выполняются. Да, возможно, не так быстро, как хотелось бы участникам шоу, зрителям, но это их проблемы».

В течение последних 16 месяцев 49-летний Залужный выполняет монументальную задачу — руководить украинской армией [в войне] против более многочисленных, лучше вооруженных российских сил, которые все еще оккупируют примерно пятую часть его страны, даже после успешных контрнаступлений прошлой осенью. Ему это удается отчасти благодаря тому, что Залужный смог превратить своих солдат в современную, ловкую силу, обученную тактике НАТО, а также смог избавиться от слишком централизованной командной структуры советского образца, которая все еще имела место, когда он только начинал обучение [как военный].

.coronavirus_subscribe.black-style, .coronavirus_subscribe.black-style
.collection_form__container{background:#262626;color:#fff}
.updated-style{box-shadow:0px 4px 4px 0px rgba(0, 0, 0, 0.25)}.updated-style .bn.bn-primary.bn-block{box-shadow:0px 4px 4px 0px rgba(0, 0, 0, 0.25)}.updated-style
.collection_form__main__subtitle{line-height:1.2;font-size:13px}.updated-style
.collection_form__main__title{margin-bottom:15px;font-family:’Noto Serif’}.updated-style
.collection_form__form{margin-top:15px}.updated-style .collection_form__not_subscribed,.collection_form__subscribed{min-width:auto}

Вопросы, которые беспокоят его ежедневно: когда западные партнеры Украины предоставят необходимое ей оружие, в частности больше боеприпасов и F-16? И как можно ожидать, что он выполнит свою работу без них?

Залужный рассказал, что по несколько раз в неделю делится своими опасениями с Милли, которым он глубоко восхищается и считает другом, — в разговорах, порой длящихся часами. «Он их [обеспокоенности главнокомандующего ВСУ] абсолютно разделяет. И я думаю, что он может помочь мне избавиться от этих забот», — сказал Залужный, добавив, что в среду он сказал Милли, сколько еще артиллерийских снарядов ему необходимо в месяц.

В этих разговорах Залужный откровенно говорит о последствиях: «У нас договоренность, что мы на связи 24/7. Поэтому иногда я могу позвонить и сказать: „Если я не получу 100 000 снарядов через неделю, 1000 человек погибнет“. Поставьте себя на мое место», — сказал он.

Однако «не Милли решает, получим мы самолеты или нет», сказал Залужный: «Просто дело в том, что пока это решение принимается — при вполне очевидной ситуации — ежедневно умирает много людей, действительно много. Просто потому, что решение еще не принято».

Хотя F-16 в конце концов прибудут — после майского решения президента [США Джо] Байдена поддержать международный план подготовки украинских пилотов и отправки самолетов — ограниченные ресурсы боеприпасов для Украины представляют другую проблему. В феврале генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг предупредил, что «текущий уровень расходов боеприпасов Украиной во много раз превышает наш текущий уровень производства». Это означает, что снаряды, о потребности в которых говорит Залужный, могут стать тем дефицитнее, чем дольше продлится война.

Накануне давно запланированного контрнаступления Украина впервые получила западные боевые танки, в частности Леопарды немецкого производства, и БМП. Московские войска захватили сухопутный коридор между материковой Россией и Крымом — украинским полуостровом, незаконно аннексированным в 2014 году, где Россия имеет несколько военных объектов. Прорыв этого моста нанес бы значительный удар по способности России пополнять свои силы.

Когда в начале этого месяца началось контрнаступление, эти танки и боевые машины дебютировали на поле боя. Несколько уже біло уничтожено, признал Залужный, добавив, что «мы не заставляли Леопарды ездить на парадах или фотографироваться с ними политиков и знаменитостей». «Они пришли сюда на войну. А Леопард на поле боя — это не Леопард, а мишень».

Украина еще не осуществила главный удар своего контрнаступления, считают аналитики. Не все ее специально подготовленные силы были направлены на линию фронта, а те, которые были задействованы, похоже, до сих пор ищут слабые места в обороне России. По словам украинских чиновников, в целом освобождено около 130 квадратных километров.

Но Залужный также напомнил о собственной доктрине сил НАТО — которая, по его словам, напоминает российскую и требует преимущества в воздухе перед началом глубоких наземных операций.

«А Украина, переходя к наступательным действиям, какой доктрины должна придерживаться? — сказал Залужный, — [Доктрины] НАТО? Российской Федерации? Или это не ваше дело?‘У вас есть своя доктрина. У вас есть танки, у вас есть определенное количество пушек, у вас есть кое-что [из боевых машин]. Вы способны это сделать’. Это что?»

На своем месте командующего Залужный располагает экраном, который показывает ему все самолеты, находящиеся в воздухе на данный момент — авиацию стран НАТО на западной границе Украины, собственные самолеты ВСУ в небе над Украиной и российские на восточных границах. «Скажем так, количество самолетов, которые дежурят у наших западных границ, вдвое превышает количество российских самолетов, которые уничтожают наши позиции. Почему мы не можем взять хотя бы треть оттуда и переместить их сюда?» — спросил Залужный.

Поскольку более современный российский авиафлот Су-35 имеет преимущество в дальности работы радиолокационных и ракетных систем, более старые украинские самолеты не могут конкурировать с ним. В результате войска [ВСУ] на земле становятся легкими целями.

«Никто не говорит, что завтра мы должны перевооружиться и получить 120 самолетов, — сказал Залужный, — Зачем? Мне не нужны 120 самолетов. Я не собираюсь угрожать всему миру. Было бы достаточно очень ограниченного количества. Но они нужны. Потому что другого пути нет. Потому что враг использует авиацию другого поколения. Это все равно, что мы бы сейчас пошли в наступление с луками и стрелами, и все сказали бы: „Вы что, с ума сошли?“. Но по этому вопросу [предоставление самолетов] — „Нет-нет“».

Если кому-то кажется, что контрнаступлению Украины посчастливилось получить импульс после прошлых выходных, когда Евгений Пригожин возглавил мятеж наемников в наступлении на Москву, Залужный в этом не уверен. По его словам, на тот момент вагнеровцы уже покинули линию фронта — после того, как месяц назад захватили Бахмут, — поэтому заметных изменений на поле боя во время мятежа не произошло.

«Мы не почувствовали, что их защита где-то ослабла или еще что-то», — сказал он.

Бойцы ЧВК Вагнера, которые не захотят оставаться в России или подписывать оборонные контракты с Минобороны РФ, будут иметь возможность присоединиться к Пригожину в Беларуси, заявил Владимир Путин. Но в то время, как некоторые из наемников, вероятно, покидают поле боя, где украинские командиры часто признавали их эффективную — хотя и жестокую — тактику, теперь Залужному, возможно, придется принять во внимание новую, дополнительную угрозу своим северным границам, поскольку часть вагнеровцев перебазируется туда [в Беларусь].

«У меня есть много опасений, и ЧВК Вагнера среди них, — говорит Залужный, — и не только они. Если мы сейчас начнем об этом говорить, у меня голова пойдет кругом. Наша задача — подготовиться к худшим и наиболее вероятным сценариям. И мы будем стараться минимизировать возможные последствия того, что может быть».

Один из худших сценариев, которые должен учитывать Залужный, — это угроза того, что Путин может задействовать ядерное оружие. На прошлой неделе Зеленский предупредил, что украинская разведка получила информацию о том, что российские войска готовят «террористический акт с выбросом радиации» на оккупированной Запорожской атомной станции, крупнейшей атомной электростанции Европы.

Дает ли это Залужному паузу в попытках восстановить контроль над АЭС как части контрнаступления Украины?

«Меня это совершенно не останавливает, — сказал Залужный, — Мы делаем свою работу. Все эти сигналы, которые почему-то поступают извне — „Бойтесь ядерного удара“. А что же нам, сдаваться?»

0 FacebookTwitterPinterestEmail

Издатель: Weeknews News

Email: info@weeknews.media

Телефон: +440205771216